Сатана Путина прибери!

COVID-19

Информация в данном сообщении не может быть использована для лечения теми, кто не имеет высшего медицинского образования.
Несколько мыслей вслух по поводу этого вашего COVID-19 (для тех, кто в танке).
Все (?) знают, что новая коронавирусная инфекция COVID-19 вызывается ВИРУСОМ.
Как ее лечить, знают врачи. А кто не знает, тот читает рекомендации и соблюдает (?) их.
Рекомендаций в России как минимум две разновидности: «Алгоритмы ведения пациентов с новой коронавирусной инфекцией COVID-19 в стационаре» (сочинили военные врачи, читать здесь: http://cough-conf.ru/uploads/20200512/vremennye_r-i_COVID.pdf ), и «ВРЕМЕННЫЕ МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ ПРОФИЛАКТИКА, ДИАГНОСТИКА И ЛЕЧЕНИЕ НОВОЙ КОРОНАВИРУСНОЙ ИНФЕКЦИИ (COVID-19)», сочинили, видимо штатские (на сайте Минздрава: https://minzdrav.gov.ru/system/attachments/attaches/000/052/219/original/%D0%92%D1%80%D0%B5%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D1%8B%D0%B5_%D0%9C%D0%A0_COVID-19_%28v.8.1%29.pdf ). Второй документ неоднократно и очень сильно менялся/обновлялся, на момент написания поста действует версия 8.1.
Читать все это тем, кто в танке, не нужно - все равно ничего не поймете. Самое интересное я сейчас кратко изложу (с комментариями).
1. У военных написано принципиально важное: «В отношении определения поражения легких при COVID-19, стоит отметить, что, на наш взгляд термин «пневмония» совершенно не отражает морфологию, клинико-рентгенологические признаки патологического процесса, наблюдающегося при вирусном поражении легких COVID-19. Более правильным является термин – вирусное поражение легких (вирусный пневмонит, вирусная интерстициопатия), что и должно быть отражено в диагнозе. Данный факт имеет важное практическое значение, так как термин «пневмония» нередко заставляет врачей ошибочно назначать антимикробную терапию при отсутствии объективных признаков присоединения бактериальной инфекции. Напротив, вышеозначенные термины (вирусное поражение легких, вирусный пневмонит или интерстициопатия) сподвигнут практического врача к правильной оценке ситуации, в том числе к назначению, при наличии показаний, противовоспалительной терапии (ГКС и др.).»
То есть, те люди, у которых на компьютерной томографии легких при тяжелой инфекции COVID-19 находят «матовое стекло», в основной своей массе пневмонией не болеют и в назначении антибиотиков не нуждаются (просто потому, что антибиотики могут быть полезны только при бактериальной пневмонии). Однако! Бывают исключения, и у людей к вирусной «ковидной» интерстициопатии присоединяется бактериальная пневмония. То есть появляется показание для приема антибиотиков. В связи с этим для особо пытливых даю ссылку на письмо прогрессивных представителей медицинской общественности «О применении антибактериальной терапии у пациентов с новой коронавирусной инфекцией COVID-19» (оно короткое и понятное любому: http://antimicrob.net/o-primenenii-antibakterialnoy-tera/ ). Главная мысль – вирусный «ковидный» пневмонит антибиотиками НЕ ЛЕЧИТЬ!
2. Как понять, вирусная интерстициопатия или бактериальная пневмония, спросите вы.
Есть разные способы, о которых знают (?) врачи. В приведенных выше документах выделяют один из очень полезных для этого анализов: повышенный прокальцитонин крови. По мнению специалистов, он как раз и позволяет отделить вирусный пневмонит от бактериальной пневмонии (прокальцитонин повышается ТОЛЬКО при бактериальной пневмонии и других бактериальных инфекциях). Стоит анализ в коммерческих лабораториях около 1600 рублей. Изучает ли кто-нибудь этот показатель перед тем, как назначить антибиотики? Точно не знаю, может и изучают.
3. Рекомендации обычно пишут, чтобы им следовать (что врачи поликлинической сети, которые наверняка обслуживают читателей этого поста, с большим успехом делают). Открываем минздравовские рекомендации и начинаем их изучать. Предлагается использовать довольно широкий ассортимент лекарственных препаратов. В пункте минздравовских рекомендаций, который называется «Этиотропное лечение» говорится (цитата): «следует выделить несколько препаратов, которые могут быть использованы при лечении COVID-19. К ним относятся фавипиравир, гидроксихлорохин, азитромицин (в сочетании с гидроксихлорохином), препараты интерферона-альфа, а также ремдесивир, умифеновир».
Начнем с фавипиравира. Это тот самый, за несколько тысяч рублей/пачка. В минздрав-рекомендациях пишут, что в России было проведено исследование аж на 168 пациентах с COVID-19. На основании полученных данных предлагается использовать его как в стационарах, так и в амбулаторной практике. Почитайте про это лекарственное средство в интернете и решите сами, хотели бы вы лечиться таким достижением современной медицины (в рекомендациях у военных про это снадобье нет ни слова).
Далее – гидроксихлорохин (противомалярийное средство, малярия вызывается малярийным плазмодием. Плазмодий относится к простейшим. Простейшие, вирусы и бактерии друг другу примерно такие же родственники, как люди, вши и акулы). Цитирую минздравовские рекомендации: «ВОЗ прекратила научные изыскания в группе лечения гидроксихлорохином в рамках исследования эффективных препаратов для борьбы с COVID-19 «Solidarity». Решение принято с учетом данных, которые указывают на то, что применение гидроксихлорохина не приводит к сокращению смертности среди госпитализированных пациентов с COVID-19 по сравнению со стандартом оказания помощи. Однако, следует отметить, что результаты большого количества опубликованных зарубежных исследований, а также отечественный опыт указывают на возможность эффективного применения гидроксихлорохина в низких дозах, в меньшей степени ассоциированных с нарушениями сердечного ритма, у пациентов с легкой и среднетяжелой формой COVID-19 при назначении в течение первых 3-5 дней заболевания. Использование гидроксихлорохина у пациентов с тяжелым течением забоеваниен, как правило, оказывается неэффективным. Решение вопроса о назначении гидроксихлорохина должно приниматься индивидуально на основе оценки соотнесения пользы и риска для конкретного пациента. Возможно, применение гидроксихлорохина может предотвратить развитие тяжелых форм инфекции».
Препарат обладает серьезными побочными эффектами. Интересно, кто-нибудь учитывает их перед назначением данного препарата? Точно знаю, что его назначают очень широко в амбулаторной практике больным с COVID-19. У военных в их рекомендациях гидроксихлорохин тоже присутствует.
Азитромицин – антибиотик, который должен использоваться при БАКТЕРИАЛЬНЫХ (не-вирусных) инфекциях. Как он в этот раздел рекомендаций попал – не знаю (но знаю, что его при COVID-19 очень широко назначают в амбулаторной практике). Почему-то, по мнению составителей минздравовских рекомендаций, антибактериальный азитромицин должен использоваться в сочетании (это подчеркивается) с противомалярийным гидроксихлорохином при вирусном заболевании, вызванном COVID-19. У военных в их рекомендациях азитромицина нет. Достаточно уверенно можно прогнозировать то, что в результате такого широкого применения азитромицина к нему выработают устойчивость и бактерии, из-за чего препарат со временем перестанет действовать и на них.
Умифеновир из минздравовских рекомендаций (известный также как Арбидол), заслуживает упоминания только в той связи, что его нет в продаже в моей деревне (судя по результатам поиска на сайтах apteka.ru и zdravcity.ru), что логично – врачи назначают, пациенты скупают на корню. Про его эффективность при COVID-19 лично я не имею ни малейшего понятия. Военные в свои рекомендации его не включили, также как препараты интерферона-альфа и ремдесивир).
Если у пациента развивается среднетяжелое или тяжелое поражение легких, его должны госпитализировать. В стационаре, согласно рекомендаций, ему вводят несколько групп разных препаратов, в том числе противовоспалительные: глюкокортикостероиды (дексаметазон, преднизолон, метилпреднизолон, чтобы «погасить» так называемый цитокиновый шторм), и это реально помогает! Еще есть так называемая таргетная терапия (очень дорогое удовольствие, врядли эти препараты используются часто), так же подавляет цитокиновый шторм. И глюкокортикостериоиды, и таргетная терапия присутствуют как в минздравовской, так и в военной рекомендациях. Так же, как и препараты-антикоагулянты, «разжижающие» кровь – низкомолекулярные и обычные гепарины (в инъекциях). Гепарины чрезвычайно важны для профилактики тромбозов при ковид. НИКАКИХ гепаринов на поисковых аптечных сайтах в своем населенном пункте я не нашел. Думаете, они есть в больницах? Я не в курсе.
Естественно, при присоединении к вирусному поражению легких (см. начало поста) еще и бактериальной пневмонии назначаются антибиотики (об этом написано как в минздравовской, так и военной рекомендациях). Только должны быть «убедительные признаки» этого самого присоединения.
Резюме. Рассматриваемые рекомендации содержат как одинаковые пункты, так и абсолютно непохожие (военные более краткие и четкие, в минздравовских содержится ряд препаратов с недоказанной при COVID-19 эффективностью, а некоторые еще и с кучей серьезных побочных эффектов). Какими рекомендациями руководствуются участковые терапевты, обслуживающие штатское население? Ясное дело, какими. В любом случае, как и кого лечить, решает врач. Будьте здоровы!
Сатана Путина прибери!

(no subject)

сс

(no subject)

Жаль, конечно, что некоторые не понимают прямую взаимосвязь между ношением медицинских масок на своих мордах и возможностью летать на самолетах за пределы великой россии.
BW

Служебные люди Михаил Ковальчук


В своё время пропустил откровения президента Курчатовского института Михаила Ковальчука про «служебных людей» типа «служебных собак» с ограниченным самосознанием, управляемым размножением и дешёвым кормом.
Это старший брат Юрия Ковальчука, хорошего друга президента и, так сказать, «члена Политбюро».
сс

Кино

Открыл для себя режиссера Ари Астер. И посмотрел два его фильма: "Реинкарнация" и "Солнцестояние". Оба разные, оба классные и оба страшные до усрачки.